TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Поселок Мокшан Пензенской области.

Оборонительный вал. Поселок Мокшан.Оборонительный вал. Поселок Мокшан.

Мокшан основан не позже 1679 года как фланговый опорный пункт полковых казаков пензенской оборонительной черты в связи с сооружением земляного вала между Пензой и верховьями реки Мокши. Впервые упоминается 29 июля 1680 года в сообщении пензенского воеводы Федора Сонцова в Москву о том, что один беглец из татарского плена донес воеводе: «Крымские татаровя и калмыки и черкесы тысячи с три и больши.., проводя полон, хотят (вновь) проходить под город Пензу, к Мокшанскому под полк и под Нижний Ломов». Постройкой города-крепости Мокшана полк саранского воеводы Павла Языкова заканчивал сооружение пензенской черты, начатой в 1676 году.

 

Задача полка Языкова была двоякая: сооружать силами, главным образом, деловцев вал и другие укрепления и охранять строительство от набегов кочевников. Деревянная крепость типа острога располагалась на правом обрывистом берегу р. Мокши, от нее начинался оборонительный вал в сторону Пензы (сохранились его фрагменты, установлен мемориальный знак в виде крепостной башни)

«При взгляде на вал невольно воз­никают вопросы: сколько человеческих жизней, сколько слез, пота, крови поглотил он?» Длина пензенского вала, как следует из описаний, составляла 15 443 сажени, Со стороны дикого поля вначале со­оружался глубокий ров шириной до двух метров: земля вы­брасывалась внутрь и образовывала сам вал. Как правило, он имел высоту до 4 метров, столько же составляла ширина его основания. Дно укреплялось надолбами, то есть верти­кально  вкопанными заостренными кверху бревнами. По вер­ху крепился мощный тын. В самых опасных местах по валу ставились сторожевые вышки, где располагались вооруженные наблюдатели. Кроме того, как и до постройки   вала, далеко в дикое поле выставлялись конные караулы и маяки. Располагаясь на удобных для наблюдения местах, на рас­стоянии друг от друга, при появлении врага они по «цепоч­ке» передавали весть-тревогу в крепость, воины которой всег­да были начеку.

Мокшан (Мокшанск) на границе XVII и XVIII столетий был  небольшой, но достаточно надежной  крепостью.   Первое и, надо полагать,   самое   раннее    его    описание   относится к 1703 году и сделано Мокшанским воеводой Петром Саловым. Город стоял в окружении земляного вала, одна сторона которого шла параллельно   течению  Мокши, по склону.  Это была юго-западная линия крепости.   Противоположная, севе­ро-восточная, проходила там, где до сих пор сохранилась пожарная  каланча,   юго-восточная  граница — по   линии   аллеи нынешнего парка, северо-западная — вдоль  современного об­щежития совхоза-техникума.  Крепость имела деревянные сте­ны и башни.  Каждая стена составляла   в   длину   100   сажен (213 метров).  Вместе они образовывали квадрат, по    углам которого  возвышались четыре  башни: Саратовская,  Красная, Саранская  и  Проезжая.   На одной из   них,   по-видимому се­веро-восточной,   висел   «вестовой»   колокол,    оповещавший  о нападении врага. Две башни были проезжими. Внутри крепости располагались воеводская канцелярия и дом воеводы, амбар для хранения военного снаряжения, по­роховой погреб, деревянная церковь. Позже здесь были со­оружены и другие здания, в том числе  каменные. За северо-западной стеной, примерно там, где сейчас улица Советская, и далее по склону до улицы Пушкинской, находилась Пешая слобода, а от сегодняшней улицы Пензен­ской до школы № 1 — Конная слобода. В обязанности пеших казаков входила охрана крепости, конные же несли службу на валу, выставляли караулы и маяки в диком поле. Наряду с этим казаки занимались и земледелием, чтобы кормить себя и свои семьи. Для  удобства и безопасности выбирались прежде всего защищенные ле­сами участки. Один из таких за красоту до сих пор носит название Красного польца. Разделение мокшанцев на пешеслободских и коннослободских бытовало в разговоре до начала XX века. Долгое время сохранялись названия старых улиц, например Гумен­ная (ныне Пушкинская). Некоторые приметы древнего Мокшана, в частности остатки захоронений, были обнаружены при прокладке водопровода в наши, 50-е годы. В Мокшанской крепости, по описанию 1703 года, име­лось «военного снаряду»: 6 железных пушек, 7 бочек пороха, 265 пушечных ядер, 2 пуда свинца, 9 фунтов фитиля, 2 зна­мени кумачовых, 2 барабана... О многом говорит состав Мокшанского гарнизона. Он включал в себя 245 стрельцов, 216 конных казаков, 14 пуш­карей, 4 воротника (стража ворот). В целом в Мокшане было 920 человек пешего строя, 479 стрельцов, казаков, пуш­карей и  воротников, у них детей и прочего люда — 441 чело­век. Как видно, Мокшан начала XVIII века жил оборонным делом. Не раз мокшанцам приходилось отражать набеги степняков, один из которых (в 1717 году) был особенно силь­ным и за лютость врагов получил название «Кубанский по­гром». По свидетельству современников, «...от внезапного от ку­банских татар нападения» уездным людям Пензенской про­винции учинилось «немалое разорение, многие... в полон побраны и до смерти побиты и деревни выжжены». В этой за­ключительной акции эпохи кровавого разбоя участвовало до 40 тысяч врагов, ими было угнано в плен 3 тысячи   человек. В результате жестоких боев в 1708 и 1717 годах мок­шанская крепость была сильно разрушена и нуждалась в поправке. К 1722 году она восстановлена и по периметру стала на 50 сажен короче: по-видимому, новые стены возводились ря­дом со старыми с внутренней стороны. Строительство засечной черты и крепостей делало свое дело. Теперь враг мог прорваться лишь «большим многолюд­ством» и на узких участках, что сокращало район действий и вынуждало его спешно уходить с «полоном» и награбленным  добром. Непосредственно у Мокшана это было тем более сложно, что, преодолев вал, надо было переплыть реку, за­тем с ходу взять отвесную крутизну и крепость. Нападения становились все реже. У черты закипала жизнь. В биографии Мокшана начиналась мирная страница. Она открылась самой российской историей. В начале XVIII века был завоеван Азов и освоены придонские степи, кочевые пле­мена перестали наконец-то терзать границы Русского госу­дарства. Отпала необходимость в крепостях. Активно осваи­вались земли юга и востока: царь раздавал их помещикам, те переводили сюда на поселение крестьян с севера. Приступили к мирным делам и вчерашние сторожа: они теперь занима­лись хлебопашеством, а в армию шли служить по рекрутско­му набору. Некоторое представление о хозяйственной и социальной жизни той поры дает описание в связи с указом   Петра I от 10 августа 1724 года «О сделании во всех присутственных ме­стах для запечатывания судных дел печатей». Из фотокопии указа, присланной по запросу Пензенского госархива из ЦГА, следует, в частности: «...Хлеб родитца в городе Пензе и в пригородах в Мокшанске, в Рамзайске и в уезде рожь, пшеница, ячмень, овес, полба, греча, просо, горох... А в городе Пензе и в пригородах лю­ди живут русские, и татары, и мордва, и чуваши, а больше об-ретаетца русских...»Среди жителей Мокшана в эти годы быстро идет социаль­ное расслоение.

 Кроме „казенных и помещичьих крестьян с раз­витием торговли и ремесленничества появляются посадские люди (торгово-промышленная прослойка). Усиливается эксп­луатация трудового населения и особенно «инородцев» — морд­вы и татар, которых силой обращали в «русскую веру», а непо­корных сгоняли с лучших, исконно принадлежавших им зе­мель. Недовольство этим проявляется в бегстве крестьян от хозяев, а в середине 70-х годов — в активной поддержке пуга­чевского движения. Повстанцы села Скачки летом 1774 года учи­нили расправу над пензенским воеводой А. А. Всеволжским. Крестьяне села Царевщина (имение князей Долгоруких) тогда убили жестокого приказчика Мерецкова. Более 20 человек ушли с армией Емельяна Пугачева. Вызванная для усми­рения непокорных крестьян гусарская команда устроила им почти поголовную порку плетьми. Двое были засечены до смерти, трое повешены, трое сосланы на «каторжную работу вечно». Крутым был XVIII век и для Мокшана как поселения. В «Справочной книге» Пензенской губернии на 1893 год» о нем го­ворится: «С 1708 по 1719 г. был приписным городом Казанской губернии, с 1719 года показан в Пензенской провинции той губернии, в 1765 году переименован в слободу, а в 1780 году сделан уездным городом Пензенского наместничества, в1798 году упразднен и сделан заштатным городом Саратовской губернии, в 1801 году снова восстановлен и сделан уездным городом...» Местные административные перемены, как в зеркале, отра­жали общероссийские: царизм настойчиво искал лучшие формы закрепления феодально-помещичьей власти. На это же было направлено проведенное в 1782—1792 годах генеральное меже­вание земель: надо было официально закрепить порядок зем­левладения. Одновременно в России учреждалось 50 губерний, каждая из которых делилась на уезды. (Таким образом возникла и Пензенская.) Уездный центр Мокшан, по данным комиссии генерального межевания, имел любопытные характеристики. Всего дворов — 673, в их числе городских — 32, коннослободских — 301, пеше-слободских — 253. По существу, преобладали сельские жите­ли. И когда комиссии было поручено изготовить план застрой­ки уездного города, она решила сделать как бы два Мокшана: городской и сельский. План был составлен только для город­ского. Он предполагал основание улиц, идущих параллельно северно-восточной стороне старой крепости, с образованием трех площадей, в том числе и базарной в центре. Коль в Мок­шане должны были жить лишь горожане, то пеших и конных казаков и их потомков — казенных крестьян решили пересе­лить на Бутырки, за речки Миневку и Мокшу. Центр Мокша­на опустел. Таким оформился Мокшан к концу XVIII века — городской получил городскую думу, которой руководили дворяне и куп­цы, сельский имел старост и волостного старшину. Промышленное производство находилось в зачаточном со­стоянии. По статистике, правда, насчитывалось более 50 мел­ких перерабатывающих полукустарных заведений. Горька была жизнь мокшанцев тех лет: жалкие строения и орудия труда, непомерные налоги и повинности, скудное про­питание и наказание розгами... Собственно, как повсюду в фео­дально-крепостнической России
.

Казанский монастырь. Поселок Мокшан Пензенской областиКазанский монастырь. Поселок Мокшан Пензенской области

Во время Пугачёвского мятежа в Мокшане существовал небольшой мужской монастырь, монахи которого поддержали бунтовщиков, за что и были сосланы в отдалённые остроги. Обитель упразднили, её имущество передали приходским храмам- Симбуховской деревянной церкви передали образ "Казанская икона Пресвятой Богородицы". Через некоторое время икона исчезла из притвора и была обретена на месте прежней обители. Власти решили, что среди населения нашлись сочувсвовавшие осужденным монахам и перенесение иконы т.о. дело рук человеческих. Через несколько дней исчезновение и обретение иконы повторилось. Ещё через несколько дней третье обретение сокровища сопроводилось следующим благодатным знамением. Один крестьянин в вечерних сумерках возвращался на подводе из Мокшана в Симбухово. С правой стороны от дороги в зарослях ивы он заметил свет, который принял за непогашенный костёр. Решив затушить огонь, крестьянин увидел светящийся в полумраке образ Пресвятой Богородицы. Как благочестивый прихожанин, крестьянин не решился поднять икону, но побежал за месным духовенством. Уже в темноте пришедшие священники убедились в правдивости слов нашедшего святыню. Тотчас был отслужен молебен в честь Казанской иконы Божией Матери. Наутро в Пензу отправилась делегация с ходатайством  о возобновлении монастыря на прежнем месте. Епархиальный  преосвященный благословил начало уже женского монастыря, чтобы ничто не напоминало о мятежной обители.

 Монастырь был основан в 1857 году, благодаря радению местной купчихи М.А. Барсуковой. Пятиглавый соборный храм во имя Живоначальной Троицы, возведенный к 1883 г. и  церковь во имя Казанской иконы Божией Матери ( год последней реконструкции -1885) вмещали несколько сотен молящихся. Под рукой игуменьи в 1913 г. подвизались 2 схимонахини, 97 монахинь, 327 послушниц. Монастырь владел значительными земельными наделами в разных частях уезда. На территории обители был прекрасный фруктовый сад. Монастырский комплекс состоял из большого числа каменных и деревянных строений. Среди сохранившихся и по сей день выделяется трехэтажный жилой корпус, где располагались мастерские для иконописных, позолотных и чеканных работ. Мокшанские инокини были известны как искусные белошвейки и мастерицы золотного шитья. Был в монастыре и приют для девочек, школа и училище для сирот. У монастырских стен располагалось кладбище. Знаменитые мокшанские ярмарки проводились на «летнюю Казанскую» на площади возле женского монастыря.

    После разграбления монастыря в 1918-м году икону перенесли в Успенскую церковь. Старожилы вспоминали, что икону носили крестным ходом вокруг храма примерно до 50-х годов. Судьба иконы в настоящее время неизвестна.

    Монастырь располагался непосредственно у тракта Пенза-Нижний Ломов, вследствие чего с проезжающих собиралась обязательная подать. До 90-х годов дорога была ещё та булыжная, только сильно разбитая, в настоящее время полностью заасфальтирована. Легенда утверждает, что под землёй в тайном отделении подземного хода хранились существенные запасы золота и серебра. В 1918 году чекисты под пытками пытались узнать месторасположение клада, но ничего не добившись, рассреляли многих монахинь и священнников. Попытки найти клад продолжаются ив настоящее время, но пока безуспешно.

 На месте расстрела сейчас установлен поклонный крест.

Казанский монастырь. Поклонный крестКазанский монастырь. Поклонный крест

В 1818 в Мокшане построен  Соборный храм Успения Божией Матери, каменный, с приделами в трапезной во имя Казанской иконы Божией Матери и во имя свтт. Митрофана Воронежского и Тихона Задонского. В 1837 г. собор посетил в бытность наследником будущий государь император Александр II. В память о своем посещении Мокшана вел. кн. Александр Николаевич передал в собор три священнических облачения из бархата пунцового цвета, шитых серебром, с белыми глазетовыми подризниками, диаконское облачение из такого же бархата, два стихаря, одежды с пеленами на престол, жертвенник и аналой, обложенные золотым позументом и крестами с кистями, воздухи из белого по серебру глазета с золотыми крестами и кистями. В честь посещения собора столь высокой августейшей особой при колокольне была устроена придельная церковь во имя Усекновения главы Иоанна Крестителя и св. блгв. кн. Александра Невского, освященная 29 августа 1838 г.  В 1867 г. мокшанскому купцу 2-й гильдии Гавриилу Миронову было преподано благословение Св. Синода за старание о благоустроение храма. В 1870 г. трапезная с частью храма была разобрана и вновь распространена, 1 октября 1872 г. епископ Григорий освятил храм. В 1871 г. “за влияние на пожертвование саратовским мещанином Мокшанцевым 4000 р. в пользу собора и причта” протоиерей Михаил Львов был удостоен признательности и благодарности епархиального начальства, а затем награжден наперсным крестом от Св. Синода.  Резолюцией епископа Антония от 2 июня 1882 г. при указе духовной консистории от 7 августа того же года было разрешено ветхий придел соборной церкви, размещенный в колокольне, сломать и материалы употребить на храм-памятник в Бозе почившему государю императору Александру II во имя св. блгв. кн. Александра Невского.

Храм Александра НевскогоХрам Александра Невского

Летом 1893 г. была разобрана старая Богоявленская) церковь и 5 сентября того же года заложена новая о двух алтарях. Проект на постройку новой каменной церкви, составленный епарх. арх. Эренбергом, был утвержден 25 мая 1893 г. До того храм состоял из обширной трапезной с двумя приделами в ней и небольшой настоящей церкви.  В новой церкви, рассчитанной на 1400 чел., предположено было все алтари расположить по одной линии, а также сделать ее теплой, для чего устроить в алтарях и трапезной печи; с южной стороны колокольни сделать помещение для сторожа, а с северной стороны – ризницу с отдельным входом в церковь и лестницу на колокольню; над сторожкой и ризницей устроить второй этаж для кладовок. Постройка предполагалась таким образом: “По сломке существующей настоящей церкви и по возведении ее производится в ней богослужение, причем внутренние арки должны быть временно заделаны кирпичом толщиною не менее двух с половиной кирпичей. После чего предполагается приступить к сломке существующей трапезной и колокольни, а затем и к возведению новой колокольни и трапезной”. 27 сентября 1898 г. был освящен главный алтарь во имя Богоявления Господня благочинным протоиереем Г. Охотским. Колокольня сооружена в 1907 г. при священнике Владимире Дмитриевиче Саликове, рукоположенном к сей церкви в 1903 г. и в 1908 г. награжденном набедренником. Старосте церкви крестьянину Федору Захаровичу Соустину за постройку новой колокольни в 1909 г. было преподано благословение Св. Синода.

 Богоявленская церковь. Мокшан. Пензенская областьБогоявленская церковь. Мокшан. Пензенская область

 

В Мокшане сохранилась еще один старинный храм . 

 Михайло-Архангельская церковь. МокшанМихайло-Архангельская церковь. Мокшан

 

Михаило-Архангельская  церковь расположена   на северо-западе поселка Мокшан   в   конце   бывшей Пешей,       ныне   Советской улицы. Храм     выделяется   из окружающих построек, радует  глаз  своей легкостью, пропорциональностью     частей, симметрией  и  гармоничным сочетанием  прямых  и  овальных линий.

 Храм Михаила Архангела – трехпрестольный. Два малых алтаря освящены в честь святителя Николая Чудотворца  и святителя Феодосия Черниговского .

Никольский алтарь был вновь освящен вскоре после вторичного возвращения  церкви православной общине. На месте второго алтаря долгие годы  было подсобное помещение.

По благословению владыки Серафима, в 1998 году в возрожденном алтаре свт. Феодосия был освящен престол. Все иконы для нового иконостаса написал московский художник, уроженец с.Богородское Мокшанского района, Александр Константинович Солдатов.

 Первоначально Михаило-Архангельская церковь была построена деревянной, год постройки относится к моменту возникновения крепости Мокшан (1679г.).По другим маловероятным сведениям  деревянная Архангельская церковь с приделом во имя свт. и чуд. Николая  построена и освящена в 1799 г. Священниками ее в это время были Василий Петров, скончавшийся в том же 1799 г., и Иван Петров, умерший в 1814 г. К нач. XIX в. она стала ветхой и покачнулась к северу, в связи с чем с 1817 г. начала строиться каменная церковь тщанием священника Василия Беликова и прихожан – жителей Пешей слободы г. Мокшана. Василий Беликов, сын диакона с. Беликова Мокшанской округи Иакинфа Яковлева, был рукоположен к сей церкви в 1814 г. после окончания богословского курса Пензенской Духовной Семинарии. Вторым священником был Прокопий Сисоев, также возведенный в сан священника из семинаристов в 1814 г. Он заменил собой умершего священника Афанасия Михайлова, служившего в этом храме с 1801 г.  Каменная церковь была возведена на месте обветшавшей деревянной  в 1817–1825 (1827*) гг.  в формах классицизма: двухсветный четверик, отмеченный пилястровыми портиками, завершался полусферическим куполом. По документам придел во имя святителя и чудотворца Николая был освящен в 1823 г.  
В 1849 г. по случаю пожара в храме всё “исправлено с улучшением против прежнего”. В 1866 г. настоящая сделана теплой. В 1868 (1869**) г. церковь распространена в обе стороны по утвержденному 9 сентября того же года проекту, выполненному испр. должность мл. инж. Федотовым, который и наблюдал за работами. В 1863 г. священник Иоанн Иоаннович Переспелов, рукоположенный в эту церковь в 1858 г. после окончания Пензенской Духовной Семинарии, получил архипастырскую благодарность “за тщательное исправление ветхостей по церкви”, а в 1870 г. – признательность епархиального начальства и архипастырское благословение “за ревностные труды по церкви, заключающиеся в попечении об устройстве приходского теплого храма”.  В 1886 г. церковь вновь перестроена и вместо деревянных сводов устроены каменные, трапезную расширили в обе стороны. Проект на расширение трапезной Михаило-Архангельской церкви с заменой деревянных потолков в последней на каменные своды, а также на постройку новой колокольни был утвержден 19 марта 1886г.  Колокольня, выполненная в «русском» стиле,  была построена к 1880 году. Трапезная   и   притвор     с колокольней   уже не носят архитектурных особенностей  стиля     начала  XIX века. Десять окон расположенных  в двух   ярусах, освещают подкупольную часть храма. Над боковыми дверями, с южной   и   северной      сторон — треугольные фронтоны. В  середине  трапезной, представляющей   из   себя расширяющееся сравнительно с передней, продолговатое   помещение,    высятся четыре колонны кубической формы, на    которые опирается свод. Пространство внутри стен лежит    легко и   свободно   благодаря освещению   двенадцати   окон по     шесть на каждой стороне.   Над   притвором   оно суживается  вверх, много карнизов    и орнаментов, небольшая двухъярусная колокольня – шпилем (в настоящее время шатровое завершение).. 
По  преданию,  в  больших  строительных работах  принимали  участие лучшие Михайловские каменщики. Имя  одного  из   них дошло до наших    дней - Шадрин Иван Ильич (1832— 1917 г.).  7 мая 1888 г. был утвержден другой проект, составленный вместо прежнего, в который были внесены следующие изменения: в нем предполагалось изменить расположение алтарей,сделав их круглыми; в настоящей церкви поднять выше купол, арки и окна; в трапезной также надложить стены и переставить внутренние столбы; купол основать на парусах. Предложенный проект так и не был осуществлён. 
     В 1868 г.  был переведен из с. Новой Толковки Нижнеломовского уезда  Владимир Васильевич Прилуцкий, прослуживший в Михаило-Архангельской церкви до самой своей смерти в 1919 г. Образованный человек  своего  времени, он пользовался   большим   уважением   у прихожан, был  знаком с Ключевским В.О., вёл с ним переписку. Закрытая в 1931г.,  Михаило-Архангельская церковь была в послевоенное время ненадолго открыта (1947-49) и вновь стала действующей с 1951 года.

    Церковь Михаила Архангела была перекрашена в бело-жёлтый цвет в 2006 году. Как оказалось, интуитивный выбор колористической гаммы оказался в полном соответствии с излюбленными цветами русского классицизма в его последней романтической стадии, к которому, в основном, и относится архитектура церкви. Когда к работе подключился архитектор, церковь уже была обновлена и казалась освещенной солнцем даже в пасмурную погоду. Архитектору было предложено разработать металлический декор для входной группы: двери, крыльца с козырьком, лестницы, а также колокольни, ворот и т.д. Композиции орнаментов, как и несущих элементов, должны были быть строгими и нарядными одновременно, подчеркивать масштабный ряд архитектуры, основываться на древней христианской символике. Продолжая классицистическую традицию, все это должно было быть черного цвета, как и сама дверь в храм, которая до этого была ярко зеленой. Но убедить в черном варианте двери настоятеля и спонсора проекта не удалось. Остановились на тёмно-сером цвете. Хотя, конечно, оптимальным был бы благородный металлический оттенок химического или термического воронения, которое выполняется только в заводских условиях. Однако и на сером фоне превосходно читаются легкие, покрашенные золотой краской кресты.
    Предполагалось, что кресты, сваренные из чёрного железа, удастся покрыть в заводских условиях "самоварным золотом". Но специалисты сказали, что через покрытие проступит ржавчина: для гальваники нужна нержавейка. В начале 80-х годов крыша и купола церкви были покрыты оцинкованным железом. Выгоревшая на солнце оцинковка  прекрасно сочетается с основными цветами. Много споров в решении козырька вызвало применение витража, не использовавшегося в классицизме и православной архитектуре вообще. Было решено что, если полноценная реставрация по целому ряду причин невозможна, заботиться и поддерживать его доступными средствами. И если придется делать определенные стилистические допуски, то это будет  предельно деликатно.
        Архитекторы убедили, что стекло охристых тонов, как на древних церковных фресках, в декоре уместно, а металлические кружева без цветного акцента просто растворят в себе главный элемент изображения - классический греческий крест с трилистниками на концах. Для того, чтобы крест был виден ночью и в пасмурную погоду, с внутренней стороны витражного веерного окна были закреплены на металлической решётке 12 маломощных галогенных светильников. На Пасху светильники были видны за рекой! Правда, выявилось и то, что, когда входная дверь ярко освещена, весь храм остаётся в темноте. На очереди установка дополнительного освещения по периметру здания церкви.
     В процессе проектирования спорным оказалась и форма козырька над входной дверью.  Выбранный «кокошник» также не соответствовал классицизму, но стал вполне органичен для  эклектики середины 19 века, когда и достраивался западный фасад с ритмичным членением закомар. Первоначально была сделана простая арка, которая дополнилась в центре стрельчатым элементом. Для отвода воды по краю козырька были приварены 20-мм  стальные полосы.    В качестве опор лестничных перил, были использованы две чугунные полуколонны, оставшиеся с XIX века, служившие основой ограждения второго яруса колокольни. В 1992 году при восстановлении колокольни проёмы второго яруса были закрыты сварными  ажурными решётками, а полуколонны лежали в забвении под лестницей. Когда проводились сварные работы по ремонту крыльца, колонны "случайно" попались на глаза и стали главным украшением! В декоре перил использовался элемент - эвольвента, повторяющая украшения  фронтона козырька. Вертикальные и наклонные элементы изготовлены из 14 мм сплошного квадрата по соображениям вандалоустойчивости. В перспективе планируется покрыть металл перил дубовыми накладками. В основании веерного окна лежит массивная балка, обшитая листовым железом.
   В 2007 г. проёмы второго яруса были окончательно закрыты(главным образом от голубей)оконными рамами с остеклением. Рассказывали, что когда начались
восстановительные работы, голубиного помёта скопилось выше человеческого роста! И, хотя птиц мы любим, колокольня должна содержаться в чистоте!

    Старожилы      с  любовью вспоминают  протоиерея Михаила Лебедева (1896—1979 ), человека большой порядочности,   огромной   эрудиции, внука   Прилуцкого. 

М.А. ЛебедевМ.А. Лебедев

Михаил Анатольевич Лебедев (17.10. 1899 – 20.02.1979). был прекрасным педагогом, талантливым ученым, выдающимся священнослужителем. Однако его имя долго находилось в забвении, а в периоды особых гонений на церковь даже под запретом. Именно Михаил Анатольевич стоял у истоков пензенского краеведения. М.А. Лебедев родился в селе Линевка Чембарского уезда 17 октября 1889 года. Оба его деда и отец были священниками. Он получил хорошее образование.

В 1897 году поступил в приходское училище. С 1899 по 1904 год учился в Тихоновском духовном училище в Пензе. По его окончании поступил в Пензенскую духовную семинарию, которую окончил в 1911 году в числе лучших учеников. Широкие профессиональные и исторические знания М.А Лебедева были заложены в годы учебы в семинарии, чья история украшена замечательными именами. К их ряду принадлежит ученик В. О. Ключевского, знаток пензенской духовной старины профессор А.Л. Хвощев, у которого учились известные исследователи Пензенского края П.М. Иллюстров, Б.Н. Гвоздев и др.

В 1915 году М.А. Лебедев закончил Петроградскую духовную академию со степенью кандидата богословия и вернулся в Пензу, где начал педагогическую деятельность преподавателем истории в женском епархиальном училище. В этом учебном заведении он заслужил репутацию обаятельного, демократичного, хорошо знающего свой предмет преподавателя. В 1917 году Михаил Анатольевич женился на Нине Алексеевне Началовой,с которой прожил в счастливом браке 62 года и имел двоих детей.

Революция 1917 года изменила судьбу М.А. Лебедева. Некоторое время он еще преподавал в различных учебных заведениях Пензы. Но в 1931 году за свои религиозные убеждения был уволен, перебивался временными заработками.

В годы Великой Отечественной войны М.А. Лебедев вновь смог вернуться в Пензу, преподавал историю в педагогическом училище, некоторое время был директором средней школы № 12. В 1945 году окончательно оставил преподавательскую работу.

С 1943 по 1946 год М.А. Лебедев работал в Пензенском краеведческом музее заместителем директора, заведующим отделом истории, а затем и директором. С его приходом научно-исследовательская работа в музее получила более живое развитие, проводились исследования по широкому кругу проблем пензенского краеведения. С его подачи краевед А.В. Храбровицкий впервые ввел в научный оборот письма молодого В.О. Ключевского в Пензу, хранившиеся в собрании музея.

М.А. Лебедев вел дневник работы музея, который раскрывает его кипучую деятельность как фондовика, экскурсовода, лектора, педагога, хозяйственника, исследователя, организатора. Михаил Анатольевич был также первым в Пензе разработчиком методики экскурсионного дела.

В 1946 году он выходит на пенсию и вернулся в лоно русской православной церкви и прослужил священником до 1978 года.

1 августа 1946 года М.А. Лебедев был рукоположен в дьяконы, а на следующий день – в священники Саранского Иоанно-Богословского собора. В 1947 году был переведен на должность исполняющего обязанности настоятеля Успенского кафедрального собора г. Пензы. В этой должности он находился до 1958 года. В это время его имя приобрело большую популярность среди верующих.В 1958 году Михаил Анатольевич получил разрешение на службу в Михайлово-Архангельской церкви с. Мокшан Пензенской области в качестве священника-настоятеля. В этой церкви, где до революции служил его дед, он прослужил до 1 января 1978 года, когда был уволен за штат «согласно прошению по состоянию здоровья и по причине преклонного возраста» (ему в то время было 89 лет)с оформлением пенсии. За годы службы в Мокшане М.А. Лебедев заслужил любовь и благодарность прихожан. Все, кто его знал, отзывались о нем очень хорошо.

Кроме того, с 1954 по 1958 год Михаил Анатольевич являлся секретарем епархиального архиерея, а с 1965 по 1970 год – секретарем Пензенского епархиального управления, то есть, по существу, был вторым человеком в Епархии. Он был выдающимся священником Пензенской Епархии советского времени.

28 февраля 1979 года М.А. Лебедев умер. 

А я на этом закончу рассказ о славном поселке Мокшан Пензенской области.

Глава 4.   Село Симбухово Пензенской области

 

Перейти ко всей экскурсии "Православная дорога к Сергию Радонежскому"

 

Опубликовать в социальных сетях